Министерство культуры Забайкальского края

 

 
Драматический театр Забайкальского края
 
 

Национальное достояние

И на сей раз родная забайкальская по­года не подкачала. Накануне, словно специально перед приездом почётных гостей, город омыло дождём. А на следующий день, 13 мая, с самого раннего утра на безоблачном небе светило ласковое солнце.

Под его ослепительными лучами,в ожидании прилёта самолета с московскими гостями на борту, на площадке перед зданием международного аэропорта шли последние приготовления. И вот, наконец, самолёт совершил посадку. К трапу поспешила группа встречающих, которую возглавляли губернатор края Наталья Жданова и директор Забайкальского краевого драматического театра Юрий Пояркин.

ТВОРЧЕСКАЯ ДИНАСТИЯ

Отведав хлеба-соли, почётный гость Юрий Соломин принял от руководителя «Забайкальских казаков» Нины Наконечной казачью нагайку. На следующий день, на торжественном открытии гастролей труппы Малого театра в Чите, Юрий Мефодьевич, упомянув о подарке, отметил, что нагайка – намёк на то, что власть должна быть жёсткой.

Но, думается, что в 1988-м году весь коллектив театра, единодушно избравший его на должность художественного руководителя, проголосовал за Соломина совсем за другие качества.

Одним из таких качеств, конечно же, можно назвать настойчивость в достижении поставленных целей. Но обо всём по порядку.

Нынешний художественный руководитель Малого теа­тра родился в Чите 18 июня Т935 года в семье в музыкальных педагогов Зинаиды Ананьевны Рябцевой и Ме- фодия Викторовича Соломина. Они были прекрасными музыкантами. Мефодий Викторович свободно играл на всех струнных инструментах, а Зинаида Ананьевна была обладательницей хорошего голоса - меццо-сопрано. Но в результате болезни она получила осложнение и оглохла на одно ухо. Поэтому молодой семье пришлось покинуть Ленинград с его влажным и сырым климатом и вернуться в Читу. И хотя обучение в Ленинградской консерватории осталось незавершенным, тем не менее, чете Соломиных удалось реализовать себя в родном Забайкалье.

Мефодий Викторович открыл здесь такие музыкальные дарования, как Лхасаран Лодонович Линховоин - легендарный исполнитель партии Кончака в опере Александра Бородина «Князь Игорь», который впоследствии возглавил оперный театр Бурятии. Еще один ученик Мефодия Викторовича, Виктор Кулешов, нашел себя как высококлассный профессиональный музыкант. Он был солистом Одесского опер­ного театра, Музыкального театра имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, руководил Казачьим народным хором.

А поскольку профессионалы профессиональны во всём, то, «отдыхая» от основной работы, Соломины-старшие организовали домашний оркестр, в котором каждому была отведена своя роль. Несмотря на наличие музыкального слуха и способностей, братья Соломины «пошли другим путём».

Немаловажную роль в выборе жизненного призвания в судьбе Юрия сыграло посещение Читинского драматического театра. Нет, не нынешнего, а старого, который располагался на улице бутина (между нынеш­ней Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы России и Торговым центром Grand City). Деревянное здание погибло в огне в начале 70-х годов прошлого столетия, а его кирпичный фасад с колоннами еще долгое время «взирал» на окрестности пустыми оконными глазницами.

Но у Юрия Мефодьевича с читинским театром связаны самые тёплые воспоминания. Обучаясь в младших классах, он попал на спектакль «Снежная королева». И самым большим впечатлением для маленького Юры оказался эпизод, когда актёры, исполнявшие роль разбойников, пронеслись по проходу между рядами с лающими собаками. Крики, лай - это было просто потрясающее впечатление!

ПУТЁВКА В ЖИЗНЬ

Став старше, Юрий увидел афишу спектакля «Любовь Яровая». Понятно, что «Любовь», но почему «Яровая», яровой-то может быть только пшеница? Такие вот мысли не давали покоя мальчику. И, наконец, он спросил об этом отца. Долго объяснять тот сыну ничего не стал, а сводил на спектакль. Конечно, Соломин-младший ожидал увидеть что-то другое. Но, тем не менее, впечатления остались. Юрий стал заниматься в театральном кружке при Доме пионеров (здание располагалось недалеко от кинотеатра «Удокан» по улице Ленина - П.Осипенко), участвовал практически во всех его постановках. А после просмотра документального фильма «Малый театр и его мастера», снятый к его 125-летию, Юрий Соломин поставил цель: во что бы то ни стало играть в этом театре. Тогда же он узнал и о Щепкинском училище. И по окончании школы вместе с отцом отправился в далёкую Москву.

Это сейчас до столицы, не­взирая на расстояние, можно добраться с комфортом. А тогда, в 1953-м году, всё обстояло совершенно иначе. Ехали на паровозе, запасаясь кипятком на станциях. Но долгая дорога и усталость - ещё полбеды. Именно в 53-м, после смерти Сталина, была объявлена амнистия. И на свободу вместе с «политическим» выплеснулась волна, состоящая из уголовников всех мастей. Включая и карманников. Вот один из них и «подрезал» деньги у приезжих провинциалов. Оставшись без средств к существованию в большом, незнакомом городе, не верящем слезам, тем не менее, отец и сын Соломины не растерялись и прямиком направились к своей цели.

И в стенах Щепкинского училища им улыбнулась судьба в лице Веры Николаевны Пашенной, великой русской актрисы. Блестящий знаток традиций Малого театра и его устоев, сложившихся еще в те времена, когда Малый был частью Императорских театров, Вера Николаевна стала для Юрия Соломина по-настоящему крестной матерью. На протяжении многих лет она принимала самое деятельное участие в судьбе молодого артиста. Причем не только в театре, но и в кинематографе.

Именно благодаря съемкам в кино Юрий Соломин встретился с выдающимися режиссерами и актерами: Акирой Куросава, Оттакаром Ваврой, Михаилом Калатозовым, Марком Донским, Комаки Курихара, Жанной Моро, Мариной Влади... Можно просто перечислить некоторые картины, где он сыграл главные роли: «Адъютант его превосходительства», «Дерсу Узала», «Хождение по мукам», «Блокада», «Мелодии белой ночи», «Обыкновенное чудо», «Летучая мышь», «Сны о России», «ТАСС уполномочен заявить», «Московская сага». Есть ещё в этом списке и фильм «Даурия», в котором он снимался вместе с младшим братом Виталием Соломиным.

В НЕОФИЦИАЛЬНОЙ ОБСТАНОВКЕ

Фильм «Даурия», снятый по мотивам одноименного рома­на Константина Седых, снимался в Чите и «её окрестностях». Многие читинцы помнят, как проходили съёмки или сами приняли непосредственное участие в них.

В частности, помню, как проезжая на такси мимо управления железной дороги, с интересом наблюдали за тем, как снимался один из эпизодов.

Центральной его частью была телега, заваленная мешками, на которых расположилась колоритная бабёнка. А в телегу была запряжена лошадка, пол­ная неведения о значимости момента, которая преспокойно переминалась себе с ноги на ногу, жуя сено.

Спустя несколько дней моя матушка с видом заговорщицы прошептала: «Хочешь увидеть Соломина в неофициальной обстановке?» - и, выйдя из подъезда, мы КАК БЫ случайно профланировали туда-сюда мимо лавочки, на которой беседовали Юрий Мефодьевич и Зинаида Ананьевна (на которую с возрастом старший сын стал очень похож). Она на протяжении многих лет (до своего отъезда в Москву) проживала в одном подъезде с моей бабушкой в центре Читы.

Не знаю, посетил ли Юрий Мефодьевич этот двор во вре­мя своего нынешнего визита, но он с таким живым интересом рассказывал о своих «изысканиях» в городе своего детства! Например, о том, как искал родильный дом, где родился его младший брат. По воспоминаниям Юрия Мефодьевича. Это был большой дом с колоннами. И вот, наконец. Его поиски увенчались успехом. Каково же было его удивление и сопровождающего его актё­ра театра Василия Бочкарёва, что в разыскиваемом здании, словно по иронии судьбы, оказалось. .. Министерство культуры края... И действительно, на протяжении многих лет, вплоть до недавнего времени, здесь располагалось отделение родильного дома.

Оглядевшись по сторонам, Юрий Мефодьевич со знанием дела отметил, что помещение нуждается в основательном ремонте. С чем и предложил свою помощь и участие.

В день официального открытия гастролей, а на следующий день во время встречи с журналистами, наш земляк также выразил готовность содействовать взаимному сотрудничеству Малого и Забайкальского дра­матического театров.И такое положение дел настраивает на оптимистичный лад.

И если во время встречи в аэропорту Юрий Мефодьевич выглядел уставшим, а на сцене театра в официальной обстановке - был серьёзным и деловитым, то на встрече с прессой у него в глазах светился озорной огонёк. И, казалось, он был готов бесконечно рассказывать про культуру, про корифеев Малого театра, про добрые отношения и своих собак и кошек, с которыми разговаривает по душам. Да, и ещё про Малый театр, который стал для него делом всей жизни. 

 

Автор: Ирина Бусарова

"Эффект" №20 (16 мая 2017 г.)

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика