Министерство культуры Забайкальского края

купить билет

 
Драматический театр Забайкальского края
 
 

79-ый – предъюбилейный

Давняя история

- Юрий Иванович, сегодня у всех на слуху грандиозные планы по ремонту театра, получившие широкий общественный резонанс после приезда в Читу председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко.  Расскажите, пожалуйста, подробнее?

- Действительно, театр сегодня находится в ожидании больших перемен. До 1 октября должна завершиться федеральная экспертиза проектно-сметной документации, которая была подготовлена «Читагражданпроектом» и направлена в Москву, после чего станет понятно, когда же начнутся работы – в следующем году или в 2020-ом.

Но в любом случае, нам предстоит грандиозный ремонт и масштабные преобразования. Планируется замена всего оборудования, причём не только сценического, а всего, что связано с жизнью театра. Например, у нас есть швейный цех со старыми-старыми станками, есть столярный цех, оборудование которого не обновлялось, по сути, с шестидесятых годов. Механооборудование все тоже старое, служит практически с начала запуска этого здания, то есть с семидесятых годов.

Проектом предусмотрено строительство пристройки со стороны «Удокана». Мы её пока назвали репетиционным залом, но на самом деле это будет малая сцена на сто мест, зал-трансформер, когда кресла можно сложить и вынести. Иметь в театре малую сцену – это очень важно, потому что актёры всегда хотят себя проявить в каких-то индивидуальных качествах – проводить поэтические вечера, моноспектакли, творческие встречи. И малая сцена даёт такие возможности. Вход, кстати, она будет иметь отдельный. Это не Америка, во всех театрах России это уже давным-давно есть, просто у нас никогда ничего не было.

В рамках программы «Доступная среда» в театре будут оборудованы специальные места для людей с ограниченными возможностями. Даже нашли место, где лифт будет поднимать зрителей на второй этаж, всё это заложено в смету.

И самое главное – это совершенно новое оборудование по всему театру – свет, звук, зал. Это компьютерная система работы. Совершено иные условия для постановок. Если говорить в глобальном масштабе, то мы будем работать в совершенно новых технологических условиях – когда наконец-то появятся экраны и проекторы, современное радиооборудование. Когда штанкеты наши и наш круг не будут скрипеть – то есть новые технологии на современном театральном уровне. Зрители будут сидеть в хороших креслах – пусть их будет меньше, не 744, а 558 мест, зато это будет комфортно. Всё это здорово.

- Но это же невероятно дорого? Кому вы благодарны за ремонт?

- Я думаю, что инициативу выдвинула Наталья Николаевна Жданова, потому что она всё время говорила, что театр нужно ремонтировать. Став губернатором, она начала двигать эту инициативу. Мы вошли в Федеральную целевую программу «Культура России». Это конец 2016 года, а к концу 2017-го была готова проектно-сметная документация. В конкурсе участвовало три организации - наш «Читагражданпроект», «Бургражданпроект» и подрядная организация из Бийска. Максимальная заявленная стоимость составляла 30 млн. рублей. «Читагражданпроект» опустил цену до 19 млн. рублей, поэтому они и выиграли конкурс. Я отношусь к этому нормально. Они находятся у нас, рядом, и это одно из несомненных преимуществ.

Конечно, в Москве решение отремонтировать наш театр лоббируют и члены Забайкальского землячества, очень много сделали Юрий Мефодьевич Соломин, Иосиф Давыдович Кобзон, Александр Яковлевич Михайлов. Наши сенаторы держат тему на контроле. И Валентина Ивановна (Матвиенко, - авт.) приезжала, видела наш театр, Театральную площадь, и теперь, если где-то на федеральном уровне начнется какое-то обсуждение, она скажет: «Да, я знаю, этому театру нужен ремонт». То есть поддержит нас.

- Пользователями социальных сетей - в интернете уже было представлено несколько эскизов - неоднозначно оценивается облик театра, предложенный проектировщиками. А как Вы это видите?

- Первый вариант был интересней. Я его фотографировал и всем показывал, была гордость: театр с колоннами – это же очень красиво! И на пять метров увеличится вход, и колонны будут поддерживать этот козырёк… Но когда что-то добавилось сбоку, он как-то видоизменился. Фасад принимает несколько местный колорит. Может быть, это просто на картинке так смотрится, но пока не скажу, что есть полное удовлетворение. Может, в жизни фасад будет красивее. Мы на это очень надеемся.

Замечательно, что преобразится Театральная площадь, и до Ленинградской будет этакий Арбат - вся Лермонтова в фонарях, в лавочках…

Проект разрабатывается «Читагражданпроектом» и утверждается на уровне первого заместителя Правительства края. Мы вмешиваться не будем. Наше главное – это внутреннее, производственное оснащение, архитектура – это нечто иное.

Ремонт театра - это давняя история, которая, наконец, подходит к кульминации. Цена вопроса - миллиард, и от этого будем плясать. Если финансирование будет своевременным, то двух лет нам хватит, чтобы поменять всё.

 

Незаменимые - есть

- Вы рады, Юрий Иванович, что вернулись в Читу (в 2011-2016 гг. Ю.П. работал в Брянском драмтеатре, - авт.)?

- Очень сложно сказать.

За эти шесть лет театр попал в очень непростое положение. Сложилась большая кредиторская задолженность. Ушло много преданных театру людей. Если раньше мы были одной командой, то теперь такого нет. И в этом смысле ушла эпоха.

- То есть не сработало любимое некоторыми руководителями выражение, что «незаменимых людей нет»?

- Я тоже думал, что всё уже слажено-отлажено, коллектив устоялся, работать можно при любом руководстве. Но нет, совершенно другая психология появляется у людей, рушится мир взаимоотношений, исчезают традиции.

Конечно, появились люди, которые приспособились к новым условиям работы. Другие не смогли, вынуждены были уйти.

Я считаю, что нельзя «переть буром».

Театр живёт, когда ходит зритель, ведь это внебюджетная часть, которая поддерживает нас во многих хозяйственных сферах деятельности. Внебюджет – это стимулирующие для работников. На начало 2017 года – а я вернулся в самом конце декабря 2016-го – только по налогам задолженность театра была 5 млн. рублей. А ещё – партнёрские отношения, организации, с которыми мы работали, но тоже в долг. Денег не было, и никто не знал, откуда их взять. Вот такая ситуация.

Сейчас мы потихоньку из этого выходим, но… Артисты другими стали.

- Есть то, что утеряно безвозвратно?

- На сегодняшний день, конечно, утеряна та атмосфера, атмосфера душевности, духовности, которая была в нашем театре. Мы все были вместе и жили проблемами, болями друг друга, дружили домами, - это же всё годами складывалась.

Был дом, хороший, уютный. А сейчас всё разлетелось. И через сколько вернётся, и вернётся ли – непонятно.

Люди все сейчас живут обособленно. Праздников тех, что мы проводили, уже нет. Пытаемся что-то сделать со зрителями, но это другая история. Все стали разобщены. Я думаю, нужно лет двадцать, чтоб восстановить то, что было, и - восстановится ли? Другие люди, другое общение, другие взгляды. Много хороших, интересных людей разогнали…

- А вы как себя чувствуете в этой обстановке?

- Одиночкой.

Конечно, окружают меня и те, с кем я работал до 2011 года, но перемены колоссальные. Утеряна та аура, атмосфера…. Нить тепла, нежности, дружеской общности… Так что если в этом смысле отвечать на вопрос: рад или не рад, то нет, не рад.

 

Навстречу юбилею

- В следующем году Забайкальскому краевому драматическому театру исполняется 80 лет. Кроме масштабных ремонтных работ, которые, очень надеемся, начнутся, чем ещё будет насыщен этот год?

- Да, действительно, в следующем году мы откроем юбилейный, 80-ый сезон. Так совпало, что 2019 год Президентом будет объявлен «Годом театра», так что мы уже начали работу с нашим министерством культуры, создан оргкомитет, будем предлагать инициативы, чтобы появилось что-то новое.

- Например?

- У нас вообще нет на уровне Забайкальского края никакой награды или премии для театрального деятеля или театрального сообщества. Допустим, за лучший спектакль в сезоне. Раньше была премия Читинской области «Чита-триумф», утверждённая писательской организацией. Сейчас есть литературная награда – премия Губернатора имени М.Е. Вишнякова,  недавно утверждена премия имени Геннадия Головатого, а у нас же ничего нет в этом плане.

Союз театральных деятелей ввёл ряд номинаций, например, есть награда «Сердце театра», но они все местечковые, то есть это не уровень правительства Забайкальского края. Мы сейчас выступаем перед нашим министерством с тем, чтобы в крае появилась театральная премия. Возможно, именная награда – имени Николая Алексеевича Березина, например. Пока такой инициативы или идеи не было. Мы считаем, что время пришло.

В юбилейном году, конечно же, хотелось бы провести театральный фестиваль. Он у нас есть, называется «Крылья будущего», но проходил только один раз, а надо сделать его традиционным.

Независимо от того, начнётся ли наш ремонт в следующем году или нет, мы будем вести активную гастрольную деятельность. Уже запланированы гастроли на Дальний Восток – это Комсомольск-на-Амуре, это Хабаровск. Если нас поддержит федеральный центр, то хотелось бы побывать в Пскове.

Планов много и идей много. Надо, чтобы их поддерживали, а не останавливались на уровне разговоров.

Многие области уже сделали свои планы мероприятий «Года театра», запланировано бюджетное финансирование. У нас пока идет обсуждение на уровне оргкомитета.

- А лично у Вас есть творческие планы на следующий год?

- Хочу подготовить книгу, на основе своих авторских радиопередач, которые звучали и звучат в эфире «Радио России – Чита». Это «Легенды забайкальской сцены» - об актёрах, которые ушли. Сейчас идёт цикл «Театр и время», много интересных моментов. Например, наш театр один из немногих в России, который ставил постановки по произведениям местных писателей – авторами спектаклей были Ященко, Кузаков, Балябин,  Граубин - «Забайкальцы», «Записки княгини Волконской», «Искры не гаснут», «Камни у дороги»… Есть интересные истории об авторах. Хочется рассказать о художниках, о режиссёрах… Материал интересный и можно собрать интересную книгу о театре за 80 лет.

- А вообще есть такие книги?

- «Первая скромная работа о нашем театре» - это книга Артура Николаевича Пегова, он с самого основания театра собирал у себя дома материалы по артистам, по спектаклям. Книга называется «Сто лет читинским театральным сезонам», издана в 2005 году. Есть хорошая книга Веры Баевой. И я писал о театре небольшие сборники.

Сейчас хотелось бы сделать большое, хорошее издание – как раз к 14 ноября 2019 года, дню рождения нашего театра.

 

О деньгах

- Вы с кредиторкой разобрались уже?

- Ещё три миллиона.

В Брянске, к слову, тоже непростая была история с деньгами. Когда я пришёл, театр был с долгами, так что пришлось выкручиваться. Но опыт никуда не денется, я в театре уже 36 лет, с 1982 года, так что многое пройдено. Есть наработки, всё повторяется и переходит в опыт.

- Артисты в Забайкальском крае - это обеспеченные люди? Указы президента выполняете?

- Да, выполняем. Средняя зарплата по театру - 42 тысячи рублей, у актёров – 25-30 тысяч. Так что движение есть, люди это чувствуют, стараются работать. Нет апатии.

- А ставки актёрские свободные есть?

 - Есть. У нас штат актёрский 40 человек, пока работают 33.

Если разделить условно труппу, то конечно, очень сильный костяк – это «березинский набор» – Алфёрова, Заинчковский, Карташов  – те, кого Николай Алексеевич принимал на работу, ещё только пришедши сюда. Есть  молодые ребята, которые сейчас переходят к среднему возрасту, походят к тридцати годам – это «щепкинцы», так же березинские. Нам надо молодых, двадцатилетних ребят. Николай Гадомский набрал сейчас при училище культуры театральный курс, дай Бог, за четыре года воспитает.

А вот со старшим поколением у нас слабовато. Старшее поколение представляют Эдуард Нуров, Любовь Гамова, Екатерина Рябова и Сергей Юлин, четыре человека, больше у нас нет актёров такого поколения. Опять же в сравнении с Брянском - вот там сильный костяк! Человек десять мужиков, 6-7 женщин - по 60 лет, крепкие актёры. Это взрослое поколение, которое передаёт – и здесь у нас пробел.

- Как меняется репертуар?

- Наши доходы – это новые спектакли, в этом смысле был очень сильным 2017 год. Мы существенно обновили репертуар. В апреле состоялась премьера спектакля «Я, моя бабушка, Илико и Илларион», потом поставили «Тартюф», далее мюзикл «Маугли», затем спектакль к 100-летию Октябрьской революции, потом «Авантюристки поневоле».

Из старого репертуара оставили, к примеру, «Бинго», «Забайкальскую кадриль», бессмертного «Ревизора», а такие постановки, как «Капитанская дочка», «Ромео и Джульетта», которые идут лет двадцать, заменили на новые.

Конечно, актёры работали на износ, спектакль за спектаклем, надо один поставить и тут же браться за другой. Мы их несколько раз собирали, просили потерпеть, потому что нельзя сидеть и раз в год выдавать премьеру, нам нужен новый репертуар!

И весь этот год мы работаем ударно, шесть спектаклей поставили. Это «Девятый выпуск» - о пушкинской лицейской поре, который мы сделали на грант министерства культуры России; спектакли «Старик Хоттабыч», «Цианистый калий с молоком или без?», «Жениться гусара», «Горе от ума» и «Сказка о царе Салтане».

- В Калининград театр возил новые спектакли?

- Да, в течение недели мы находились с гастролями в Калининграде, возили три спектакля из нового репертуара – «Авантюристки поневоле», «Тартюф» и «Старик Хоттабыч», а также нашу «Забайкальскую кадриль». Она идёт уже 18 лет, с 2000 года, и неизменно пользуется интересом. Но декорации очень устарели, отчего спектакль казался каким-то потёртым, старым, поэтому заменили сценографию, обновили декорацию, актёрский состав остался прежним.

Поездка в Калининград – это подарок федерального центра, в рамках поддержки гастрольной деятельности. Калининград – это мечта, как была в своё время у нас мечта съездить в Монголию. В апреле нынешнего года эта мечта исполнилась, в течение двух дней мы работали на сцене Монгольского государственного академического театра им. Д. Нацагдоржа. В Улан-Баторе много школ, где изучают русский язык, большой центр русской культуры, люди старшего поколения все знают язык, но русский театр для них – большая редкость. К нам относились очень трепетно, было комфортно, тепло от встречи. Нам было оказано большое внимание.

В июне съездили в Иркутск, это были обменные гастроли с музыкальным театром им. Загурского, и вот сейчас в рамках федеральной программы у нас случился Калининград, площадка Областного театра драмы. Мы очень рады этому событию и тому, что наша гастрольная карта расширяется!

Был такой период, когда театр не ездил на гастроли вообще. Молодые актёры спрашивали: «А что, театр может на гастроли ездить? А как это - гастроли?». Это период с 2012-го по 2016 год. Коллектив посадили в лужу нравственно и морально - тем, что мы не можем заявить о себе. Например, подавая на звания, берутся последние три года: что сделано за этот период, какие созданы работы, где были на гастролях, какие отзывы были об этих гастролях. Два года мы ничего не подаём, потому что похвастаться нечем. Сейчас третий год пошёл, и в следующем году – уже можно будет гордиться нашей работой, в том числе, и гастрольной деятельностью, громко о себе заявлять.

 

О проектах

- Юрий Иванович, расскажите о проектах театра, которые реализуете в нынешнем году?

- Мы продолжаем все проекты, хорошо знакомые забайкальцам. Это «Театр в помощь школьной программе» - школьники приходят к нам по четвергам и по вторникам. По средам ходит студенческое сообщество, проект называется «Студенческая среда», когда идут молодёжные и комедийные спектакли. Мы понимаем, что эти походы в театр для кого-то «обязаловка», и чтобы превратить её в заинтересованность, открываем выставку или какие-то  поэтические моменты устраиваем.

Живёт проект «Театральные встречи по вторникам»; на «Время театрального искусства» к нам идут предприятия. Мы заранее пишем письма, согласовываем время и репертуар. Здравоохранение, банки, торговля, налоговая  – мы делаем не просто казённый приём, а что-то интересное – например, играет оркестр, дуэты филармонии выступают и так далее.

Если просто сидеть и говорить: ну не идёт зритель в кассу, то мы ничего и не поймаем. Большая работа по организации зрителя нас спасает.

К сожалению, полный зал – это большая редкость. В год мы показываем примерно триста спектаклей, 10-15 из них могут быть аншлаговые. Но средняя цифра - 450 зрителей, то есть 60-70% зала.

В Брянске я придумал проект «Билет в театр» и пошёл с ним в департамент социальной политики – предложил им «завести» в театр определённую сумму денег, а театр будет показывать бесплатно спектакли для малообеспеченных, малоимущих людей – тех, кто в сфере внимания департамента. Это ведь популяризация власти, и меня услышали. Проект пошёл – билеты на театральные постановки распространялись по «райсобесам», а там уже раздавали людям. Это стало традицией.

Решил эту же идею развить здесь, у нас. Непробиваемо. «А зачем мы будем платить? – спрашивают. – Вы и так приглашаете ветеранов, инвалидов, сирот»…

Есть люди, которые без билета в театр не пойдут. Следят за афишей любители, театралы, а тысячи людей сидят дома, и если их не пригласишь, если билет им в руки не дашь, то так и будут сидеть!

- В Брянске, наверное, жалеют, что Вы уехали?

- Через год меня пригласили работать в Общественную палату. Слишком активный, сказали (смеется, - авт.). А мне понравилось в Общественной палате работать. Это хорошие возможности для продвижения своего театра. Когда на гастроли приезжаешь, сразу идёт в Общественную палату региона, знакомишься с коллегами, многие из которых – руководители каких-то предприятий, организаций, и сразу привлекаешь зрителей на гастроли.

- А здесь? Правда, что с привлечением зрителей в Чите депрессивная ситуация?

- Да. За эти годы даже педагоги другими стали. А директора школ-то какие стали! Вот директор школы мне говорит: «А зачем это мы должны к вам детей вести в театр? Пополнять ваш внебюджет!». Вы понимаете?

А в другой школе так сказала завуч: «Ещё раз принесёте билеты, я на вас в прокуратуру подам, что вы занимаетесь вымогательством!».

- Кошмар какой…

- Я это связываю с тем, что много хороших людей уехало из Читы. Нарушился баланс.

В Брянске мы сделали проект «Театральная суббота» – по линии правительства области по субботам вытаскивали в театр жителей деревень. Писались письма на глав администраций районов – «обеспечить по субботам вывоз 20 человек на автобусах в театр», - благо, там расстояния другие, 200 км и граница уже. И люди приезжали, с удовольствием смотрели спектакли. У нас, наверное, такая инициатива будет в пустоту. Хотя есть же и близлежащие районы – Читинский район, Карымский… Но пока это для нас только мечты.

… Несмотря ни на что, театр живёт, выпускает спектакли, ставит премьеры. Проведена большая творческая работа по обновлению репертуара, много планов – например, обязательно поставить булгаковскую «Зойкину квартиру», что-то для школьников – может быть, это будет «Печорин» или произведения Чехова…

А 19 октября мы открываем 79-ый театральный сезон. Приглашаем всех читинцев и гостей нашего города посмотреть новые спектакли, надеемся, что новый сезон, как всегда, принесёт нам много хороших встреч со зрителями и много творческих интересных находок.

- Юрий Иванович, у меня последний вопрос. Говорят, театр начинается с вешалки, а вешалки-то после ремонта поменяются?

- Да, даже вешалки у нас поменяются (Смеётся). Мы уже знаем, какими они будут. Так что театр обновится полностью, и мы все очень этого ждём!  

 

 

Беседовала Мария Вырупаева

Источник: "Культура Забайкалья" №9 (28 сентября 2018 г.)

Фото: Евгения Епанчинцева, Анны Хвостовой, Геннадия Филипповича

 

 

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика