Министерство культуры Забайкальского края

 

 
Драматический театр Забайкальского края
 
 

На фоне реконструкции

Забайкальский краевой драматический театр, работающий в Чите, о спектаклях которого журнал «Страстной бульвар, 10» писал совсем недавно, завершив этим летом 79-й сезон, перебазировался в разумно организованный, торжественный и уютный Дом офицеров, где в конце ноября 2019 года и отметит свой 80-летний юбилей. Собственное здание Читинского театра закрылось на капительную реконструкцию, которая, к слову, идет с опережением графика и займет, как все надеются, не более двух лет. А пока, не теряя творческого тонуса, читинцы вернулись к идее Межрегионального фестиваля спектаклей для детей и молодежи «Крылья будущего» (первый подобный форум прошел в 2015 году). В нынешнем празднике участвовали семь коллективов, показавшие десять постановок. Афиша дополнилась лабораториями и мастер-классами для студентов творческих учебных заведений Читы, их провели специалисты из Улан-Удэ и Хабаровска. Приглашенные из Москвы театральные критики и местные журналисты, пишущие о театре, в свою очередь, добросовестно обсуждали увиденное. 

Открыл фестиваль коллектив Брянского областного театра драмы имени А.К. Толстого эксцентрической комедией Н.В. Гоголя «Игроки» в постановке и музыкальном оформлении режиссера Юрия Ильина (сценография и костюмы Александра Малыгина). Спектакль идет десять лет, сохраняя сатирическую силу и жанровую энергию. Присущие всякому «выездному варианту» упрощения сценической образности вплоть до отказа от авторской сценографии, не помешали насладиться актерским куражом и остротой психологических характеристик знаменитых персонажей. Напротив, наивная надежда романтика Ихарева обрести единомышленников в кромешной тьме безликого пространства показалась особенно устрашающей. Программу гостей из Брянска дополнили два моноспектакля. Сначала темпераментная актриса Олеся Македонская в ярких красках разыграла трагикомедию «Валентина, брависсимо!» Татьяны Коровушкиной в постановке Татьяны Горбачевой, про то, как простодушная, но рисковая девица, ринувшись из «взбесившейся» России в прекрасную Италию на заработки, сполна познает специфику новой эмиграции. Правда, настроившись на историю некой «русской Кабирии», зрители получили весьма красочный монолог бойкой и неунывающей героини, чей взгляд на чужой жизненный уклад по-своему проницателен. Помыкавшись прислугой у въедливой старушонки и не менее придирчивого профессора, она благополучно возвращается к родным осинам. Сочувствие, даже уважение зрителей героиня, разумеется, заслужила. Но сложность в том, что артистка оказалась предоставлена сама себе, а пьеса, больше похожая на эстрадный скетч, по разработке темы заметно мельче, нежели масштаб дарования актрисы и градус ее игровой энергетики. Второй моноспектакль по режиссерской логике и исполнительской манере куда логичнее и глубже. Шедевр европейского абсурда, пьесу «Последняя лента Крэппа» С. Беккета иначе не осилить. Режиссер Евгений Кочетков (Москва) и сценограф Александр Новоселов сделали многое, чтобы интимный мир героя драмы предстал хрупким и откровенным в деталях, но независимым и устойчивым. Достоинство — основополагающая черта характера стареющего человека, который вспоминает самого себя на тридцать лет моложе. Артист Михаил Кривоносов сыграл его подчеркнуто неторопливо, завораживая психологическими подробностями и виртуозной самоиронией. Интересно, что в контексте фестиваля спектаклей для молодежи обе постановки оказались уместны не как «крылья будущего», но в качестве разумного предостережения наивным мечтателям. Реальным проблемам сегодняшнего юношества на фестивале были посвящены другие постановки. Русский драматический театр имени Н.А. Бестужева из Улан-Удэ показал пьесу Юлии Тупикиной «Вдох-выдох» в режиссуре и сценографии Сергея Левицкого. В пьесе есть привычный набор «подростковых» проблем: незаурядная героиня, стремящаяся сохранить свою независимость, страдает от травли одноклассников, переживает сложности в общении с матерью, влюбленность в школьного учителя и прочие превходящие обстоятельства. Контакты с окружающими для нее особенно трудны. А мечты кажутся невоплотимыми. Конфликт школьниц Маши и Лизы (Елена Ербакова и Елизавета Михайлова) ведут на нынешнем «сетевом» сленге. Их одноклассник Рома (Арсений Витин) — от девушек не отстает, хотя у него своя драма: любит волейбол, а вынужден по настоянию отца заниматься восточными единоборствами, старается казаться брутальным, а выглядит забитым и т. д. Отец (Леонид Иванов), кстати, сидит среди зрителей и разражается невротичным монологом постыдно-охранительного толка. Разыграно это артистами с репортажным изяществом и чуткостью к нынешним интонациям. Особенно убедителен предсмертный монолог Ромы, доведенного противоречиями своей природы и судьбы до самоубийства. И все же в центре оказывается Катя (Светлана Полянская), мать главной героини, измотанная заботами и стрессами, разбухшая от обусловленного этим переедания, но все же пытающаяся как-то участвовать в жизни дочери. Актриса не только эффектно преображается, худея к финалу, но успевает создать многогранный характер, в котором очевидны как яркое прошлое, так и заманчивая перспектива. Порукой тому ее творческий дух и внутренний покой, дарованный природным достоинством.
Хабаровский краевой театр юного зрителя взглянул на проблемы нынешнего юношества с другой стороны. Спектакль режиссера Виталия Федорова и сценографа Павла Оглуздина «Мама» создан в жанре документального проекта. Записанный на видео рассказ реальной женщины о своей судьбе и решимости не отказаться от больного ребенка плавно превращается в моноспектакль, где хрупкая юная актриса Наталия Калиниченко, самоотверженно и вдохновенно «вживаясь, проживает» эту уникальную судьбу. Сама тема освоена театрами довольно давно. Но всякий раз берет оторопь от того, какие круги ада проходят эти чаще всего юные женщины, вовсе не сознающие своего героизма, а просто делающие, что должно. Виталий Федоров разрабатывает подобные сюжеты упрямо и последовательно. Вторым его опытом этого рода на нынешнем фестивале стала лабораторная работа со студентами Забайкальского училища искусств под названием «Бонни и Клайд», в основе которой видеозапись последних часов жизни двух псковских школьников, чей конфликт с обществом четыре года назад привел к гибели влюбленных подростков. История эта взорвала интернет, но реакция аудитории не была однозначной. Многие посчитали, что ребята просто хотели выделиться, проявив поколенческую безответственность к жизни. Оставаясь в рамках учебного процесса, В. Федоров предложил студентам высказать свое отношение к этому событию, а также свои на этом фоне «претензии к жизни». Работа в семинаре длилась меньше недели. По сути, это обязательное для второго курса упражнение в психотехнике, на способность юного артиста раскрыться эмоционально. Но оказавшихся в зале простых зрителей, да и некоторых «продвинутых», мягко говоря, насторожило, что им это предложили как театральное действо. Хотя задачи ставились другие, доказать обратное было трудно. Отношение к увиденному, пусть воплощенному с увлечением, осталось двойственным. 

Бесспорной была любовь к высокой классике, представленной на фестивале творениями Пушкина и Грибоедова. Осваивая новую для себя площадку, инициаторы и хозяева фестиваля, артисты Забайкальского краевого драматического театра показали «Горе от ума» (режиссер Алексей Тебеньков, художник Артем Декин), о котором журнал уже писал. Можно лишь добавить, что нынче роль Фамусова в исполнении Алексея Заинчковского зазвучала по-другому. В его характере и реакциях теперь многое кажется комичным, а в финале его по-настоящему жалко.

Мюзикл Кима Брейтбурга и Карена Кавалеряна по «Дубровскому» в постановке режиссера Николая Сыроватки и оформлении художника Владимира Авдеева показал Читинский Театр национальных культур «Забайкальские узоры». Ориентированность коллектива на фольклорные жанры оказалась полезна, когда режиссер ставит народные сцены, полные истинно трагедийной мощи, а артисты вдохновенно и пластически безупречно их воплощают. Изумительно звучат голоса Алины Левады (окаянная Арина, легко ставшая разбойницей) и Юлии Шелапугиной (нянька Егоровна, «шагнувшая» в сюжет про Дубровского прямиком из «Евгения Онегина»). Сложности начинаются, когда певцы, природно склонные к народной манере пения, поют стилизации русских романсов или почти кричат прозаический текст в нательные микрофоны с какой-то неистовой силой, полагая, очевидно, что этого требует драматизм ситуации. Получается и в самом деле очень громко, но слишком монотонно. Досадно еще, что светское общество в своем пресмыкании перед Троекуровым (Николай Максимов) выглядит водевильным. Хороши оба Дубровских – Артем Лопатин (Владимир) и Роман Лопатин (Андрей). Трогательна изящная Марина Пивоварчик (Марья Кирилловна). Спектакль полон яростной энергии, игрового драйва, опять-таки, благодаря точно выстроенным народным сценам. Ими и запоминается. Основная программа фестиваля «Крылья будущего» завершилась красочным венком сказок. Так получилось, что все сказки оказались бенефисами сценографов, всякий раз проявлявших незаурядную фантазию. Например, сказку Виталия Федорова «Бабушкин домик» (он же режиссер) художник Наталия Павлишина превратила в лирическую новеллу о человеческой стойкости. Куклами тут выступают черно-белые трафареты, хрупкие, наивные и прелестные. По сюжету, пожилая женщина, артистка филармонии, выйдя на пенсию, дома выхаживает курицу, козу, корову и свинью, а яйца, молоко и прочие продукты разносит по школам и детским садам. И в этом нет обыденности – все кукольные «чудеса» и трюки остроумны, окрашены юмором и выкупаны в музыке. Да и сам город кажется сказочным. Былинной мудростью пронизана сказка «Иван-царевич и Серый волк» Забайкальского государственного театра кукол «Тридевятое царство». Режиссер и сценограф Александр Хромов использовал технику китайского теневого театра, поместив в молочно-белое пространство кукол, сделанных из полупрозрачной цветной слюды. Их специфическая пластика завораживала, а сама история поиска тремя царевичами Жар-птицы обрела неожиданные и загадочные грани.

Тот же Забайкальский театр кукол «Тридевятое царство» показал сказку Оскара Уайльда «Соловей и Роза» в авторской инсценировке режиссера Ивана Карпова (Липецк). Сам Оскар Уайльд (Сергей Калинников), тонкий, заторможенный и скрытный, не просто сочиняет эту сказку, но спорит со своим Двойником, парирует нападки наглой Газеты, то есть, критики. Эти «злые силы» замечательно воплощает Эдуард Дроздов. И все же главным остается упрямое желание выдающегося писателя утвердить свою теорию искусства, свою убежденность в том, что красота неизъяснима, ибо она выше жизни. Роль художника в этой версии невероятно сложна, поскольку здесь особенно значимы диалоги, дискуссии, наконец, «внутренний голос» самого писателя. Но художник Виктория Горбунова успевает создать упрямый и хрупкий мир ар нуво, болезненно притягательный и смелый, которому Оскар Уайльд оставался верен. Огромный диапазон жанров, идей и смыслов, обозначенных и предъявленных в спектаклях читинского фестиваля «Крылья будущего», убеждает в реальной бесконечности творчества.

 

Автор: Александр Иняхин

Источник: "Страстной бульвар, 10" №2-222/2019, стр.29-34 (сентябрь)

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика