Министерство культуры Забайкальского края

купить билет

 
Драматический театр Забайкальского края
 
 

Большие гастроли-2018

Федеральная программа «Большие гастроли» уже знакома читинским зрителям – благодаря ей на нашей сцене играли свои спектакли театр «Et cetera» под руководством Александра Калягина, Государственный академический Малый театр (художественный руководитель - наш земляк народный артист СССР Юрий Соломин) и московский театр им.Вл.Маяковского. Осенью 2018-го забайкальский драматический впервые принимает участие в обменных гастролях в рамках Межрегиональной программы «Большие гастроли». Так, с 10 по 15 сентября в Чите выступали артисты из Калининграда, ответный визит состоялся 21-26 сентября.

Подобные гастроли позволяют в короткое время познакомиться с театрами других регионов. Тем более, что знакомство хоть и краткое, но полноценное: все спектакли зрители видят в том виде, в каком они идут на родных площадках. Сами артисты признаются, что мнение разных зрителей, не знакомых с театром и потому лишенных снисходительности  и привычной симпатии к исполнителям, узнать всегда полезно – «воспользоваться камертоном единого культурного пространства», как говорит художественный руководитель калининградского театра з.р.к.РФ Михаил Андреев. Он же на пресс-конференции, посвященной открытию гастролей в Чите, познакомил собравшихся со своим театром, которому в прошлом году исполнилось 70 лет:

О калининградском театре

Театр красивый, добротный, динамично развивающийся в творческом плане, у нас очень квалифицированная и большая труппа – около 50 актеров, всего работает 150 специалистов.  Это позволяет нам создавать большое количество спектаклей и радовать своих зрителей. С первых дней мы принимаем участие в «Больших гастролях», зарекомендовали себя надежными партнерами, на нашей площадке в рамках этой программы уже выступило порядка 10 коллективов, так что у Забайкалья хорошие перспективы.

О провинции

Бояться слова «провинция» не стоит. Даже наоборот, я горжусь тем, что мы работаем в провинциальном театре, поскольку театральные идеи и движения чаще всего рождаются в небольших городах благодаря непростому существованию и организации работы театров. Возможность показать свои работы зрителям других регионов воспитывает и развивает коллектив, помогает быть энергетически сконцентрированными. Мы очень любим своего зрителя, и очень любим зрителей, которым дарим свои спектакли, когда выезжаем на гастроли.

О новом и абсурде монополии

Восемь лет назад мы решили, что если в течение дня ничего нового не придумаем, то день прожит зря. Мы ставим порядка 8 спектаклей на основной сцене в течение театрального сезона, и от 5 до 8 работ на малой сцене (в основном, современная драматургия, эксперимент). Радостно, что с повышенным интересом молодежь сперва приходит на малую сцену и потом закрепляется в классических привычных спектаклях основной сцены. 

В театре работает два основных режиссера и в театральном сезоне около 6 режиссеров приглашаем из других городов. Я считаю, что в провинциальном городе абсурдно монополизировать творческое представление и вкусы зрителей. И нужно давать достаточно широкий спектр для развития театральных взглядов – тогда в театр будут ходить.  В нашем театре за год бывает порядка 150 тысяч человек.

У нас в этом году появился новый планшет сцены, он до этого не ремонтировался 59 лет. Впервые мы сделали его по современным немецким технологиям, так же сейчас устроены сцены в Малом, Большом театре и Мариинском: из орегонской сосны – несколько слоев специального дерева укладывается определенным образом, и оно моментально заживляет свои театральные раны, а главное, каблуки актрис не застревают, ничего не проваливается. Артисты забайкальского краевого драматического театра первыми выйдут на новый идеально ровный планшет сцены.

Гастрольная афиша

Артисты Калининградского областного драматического театра восемь раз вышли на читинскую сцену за шесть гастрольных дней: три спектакля для взрослых и сказку для детей увидели забайкальские зрители. Хотя музыкальную веселую постановку «Летучий корабль» можно смотреть всей семьей – пока малыши следят за приключениями Ивана и Забавы, взрослые с удовольствием послушают песни Юрия Энтина на музыку Максима Дунаевского из любимого мультфильма (правда, в записи – артисты не поют на сцене вживую). Незатейливые декорации разом очерчивают места действия – поворотный круг переносит из тронного зала царя к русской печи Ивана, после к расставленным наподобие будки сундукам Полкана, и в покои Забавы. Динамику спектаклю обеспечивают спускающиеся на тросах детали – то несколько «бабок-ёжек» в ступах в помощь одной «настоящей» на сцене, то тот самый Летучий корабль, уносящий в финале главных героев, нарисованных на куске фанеры. А главное – в сказке много взаимодействия с маленькими зрителями, приводящее их в восторг: будь то пробег по залу или попытка вспомнить заклинание. Но если сказка калининградцев не отличалась изобретательностью и поиском новых приемов, то о вечерних спектаклях такого не скажешь.

«Валентинов день», «Куклы» и «Мастер и Маргарита» - все в постановке режиссера Вячеслава Виттиха. Калининградцы привезли своеобразную трилогию об устройстве мира, о прошлом и настоящем – а в общем-то о пространстве, где время едино, о смерти и жизни – и об отсутствии грани между этими категориями, о том, кто или что управляет миром и людьми – всеми нами.

Спектакль-открытие гастролей «Валентинов день» основан на пьесе современного драматурга Ивана Вырыпаева, который в свою очередь написал своеобразное продолжение известной пьесы советского драматурга Михаила Рощина «Валентин и Валентина». Сверхпопулярный материал почти полувековой давности превратился в воспоминания, а реалии того мира стали прахом. И в то же время история, любимая нашими родителями, никуда не ушла, оставшись в памяти поколений. Решая вопрос, как это поставить на сцене, Вячеслав Виттих находит любопытное решение – не уникальное само по себе, но оригинальное в смысловом плане. Он выводит в качестве главных действующих лиц не постаревших одиноких женщин, любивших всю жизнь одного мужчину, и даже не их образы в молодости, а толпу неких сущностей в фантазийных костюмах (ассиметричных, скроенных из мешковины цвета жухлой травы, будто оплетенных сухими ветками),  под предводительством не Бога и не ангела, а самой Судьбы. И от неё никуда не укрыться – она посылает нам Случай за Случаем, направляя, останавливая. Она повсюду – над головой отмечающих день рождения Валентины блинным тортом (потому как в этот же день поминают и Валентина), в комнате, на улице, за вдруг отдернутой кулисой – в прошлом и настоящем. А впрочем, время в этом спектакле категория пространственная – как стирается грань между мёртвыми и живыми (героини уже давно «мертвее» своих оживающих воспоминаний), так и память позволяет уходить на 20-30 лет назад и в одно мгновение возвращаться. Три Кати, два Валентина и одна Валентина – все они существуют одновременно. Режиссёр находит нетривиальные переходы между сценами, еще больше закручивая этот клубок взаимодействий и взаимовлияний героев разных лет их жизни (не расплетешь!). Он легко и свободно обходится с дополнительными материалами – снег, листья, вода создают красивые картины, по-настоящему позволяют наслаждаться моментом (сцена, когда Валентин пьет стаканами дождь и пьянеет – одна из самых сильных в спектакле). И тем обиднее, что с оригинальными решениями соседствуют банальные и даже уже ставшие штампами сцены. Будто режиссер не уверен в своих силах воздействия на зрителей  и пытается подстраховаться давно проверенными приемами. Эта же избыточность и в трогательной сцене прощания Валентина и Валентины, затянутой до невозможности, подкрепленной всеми сыскавшимися средствами: текст, слезы, жалостливая музыка, и ко всему этому еще и два Валентина играют на пианино и скрипке, исполняя полуречитативную композицию Сергея Бабкина «Не уходи», пока Валентина стоит за прозрачным стеклом-крышей, спасающим от дождя. А ведь к этому моменту спектакля актеры уже накопили энергию, и зрители полностью погрузились в историю.

Пластическая группа, та самая метафора судьбы, берет на себя большую смысловую и эмоциональную нагрузку, пытается снимать излишний мелодраматизм. Спектакль вообще получился метафоричный и многослойный. И отлично подобранная музыка группы The Tiger Lillies, выступающей в жанре dark kabare, рождает новые смыслы в сочетании с действием. В конце концов, жизнь героев превратилась в тот же dark kabare, а главная музыкальная тема спектакля «Сrack of doom» о приближающемся Страшном суде как нельзя кстати подходит для неистового танца Судьбы.

Подбор музыки и песен для спектаклей – одна из самых сильных сторон режиссуры Вячеслава Виттиха: тексты песен создают дополнительную глубину спектакля, обеспечивают многослойность смыслов, да и эмоциональное воздействие не стоит списывать со счетов. Эта многослойность встречается и в «Куклах», и в «Мастере и Маргарите» – игра в игре, текст в тексте и стремление к сложной организации сценического действия первоначально подкупают.

Постановки не то, что принято называть «традиционными». Удивительно, как режиссер с таким потенциалом, сумевший любопытно воплотить на сцене, казалось бы, типичный психологический текст «Валентинова дня», не справился с многообещающим в этом плане материалом «Кукол». Идея сверхмарионеток, идеальных актеров для идеального театра, популярная в начале 20 века, вновь ожила в тексте Валерия Беляковича, основанном на пьесе испанского драматурга Хасинто Грау. Вячеслав Виттих – ученик мастерской Беляковича, уловил важность и глубину темы Создателя и Творения. Однако, заявленный на афише жанр – фарс – увы, не выдержан. Легкость исполнения, местами проявляющаяся, в основном затерялась в глубине идейного содержания, а главное, в тяжелом исполнительстве. Недостаточное взаимодействие между актерами сказалось на атмосфере всего спектакля. Ярким фрагментом стал монолог Брандахлыста, желающего любви и тепла, - артист уходит от «кукольности» исполнения и на контрасте человечность становится убедительной. Увы, среди «кукольных сцен» по-настоящему убедительно исполненных оказалось немного. К таким, конечно, относится исполнение куклами на авансцене песни группы «Ленинград» «Никого не жалко» и забавная, очень жизненная сцена бунта, где каждая кукла перенимает одно из людских качеств и в зависимости от этого выбирает свою «социальную роль» во вновь создаваемом государстве (вот где появилась легкость фарса!). А кроме того в спектакле, добравшемся все же до финала, сильный финальный монолог. Здесь настоящий Пигмалион (артист Анатолий Лукин) со всей возможной болью творца признает, что куклы не могут противостоять живым людям, как бы идеально не были исполнены. И хотя Анатолий Лукин читает энергетически мощно, собранно и глубоко чувствуя всю суть этой, по сути, одной из самых важных философских проблем, и убедительно задается вопросом: «Быть или не быть?», – всё это существует несколько отдельно от самого спектакля, ведь того самого фундаментального противостояния кукол и людей в нём не состоялось.

Зато всегда сложный для переноса на сцену роман «Мастер и Маргарита» отличился крепкой инсценировкой. Конечно, слишком большой объем предполагал отказ от чего-то – и режиссер отказался от любовной линии Мастера и Маргариты (хоть и не всегда намеренно). В этой завершающей гастроли постановке было, казалось, всё – и нагнетающая музыка из фильма ужасов, и дискотека у Воланда под «клубняк», и голые москвичи, алчные до денег и тряпок (но если уж показывать обнаженные мужские тела, то и женские тоже – а не наряжать артисток в комбидрессы телесного цвета), и совершенно излишняя видеопроекция полета Маргариты над Москвой, смонтированная по типу голливудских фильмов 30-х годов, снимавшихся на фоне картонных декораций. При этом спектакль продолжил тему единства времени и пространства, удачно использовал репризы и показал ряд необычных образов. Эффектная организация пространства позволила режиссеру одновременно ограничить спектакль и дать свободу исполнителям. Сцена забрана с трех сторон черным: по бокам высоченные ширмы с прорезями в ткани по всей длине – сквозь них проходят герои, появляются из небытия и туда же уходят. Задняя часть сцены – большой экран, на котором видеопроекция «рисует» места действия, будто стирая черноту огромным ластиком, и кажется, что с боковых граней тоже можно стереть эту границу, за которой мир вечности. Спектакль начинается с появления Воланда и его свиты, с отрывков узнаваемых фраз, репризой повторяющихся в спектакле позже и с каждым повторением воспринимающихся иначе. И если режиссер находит немало интересных мизансценических переходов, он опять же допускает затянутые паузы в затемнении, в которых видно, как работники сцены переставляют декорации и реквизит – это неумолимо разрушает атмосферу спектакля. А вот создают ее режиссерские находки вроде той, когда Бездомный и Берлиоз на Патриарших прудах расплачиваются за абрикосовую воду монетами, собранными под ногами, которые вот только минуту назад разбросали здесь Азазелло и Бегемот. Кот, кстати, получился обаятельным и не лишенным чувства юмора.

«Мастер и Маргарита» ярче всех остальных спектаклей гастрольной афиши показал кроме хорошего умения работать с формой некоторую небрежность в работе с образами – труппа разноуровневая и это особенно сильно чувствуется в спектакле, требующем мощной энергетики. Вячеслав Виттих умело предоставляет место для актерской импровизации, и вставки актуальных фраз из жизни вполне гармонично прорывают грань между сценой и залом. Так, Римский более детально проработан, свободнее и убедительнее на сцене, чем Бездомный или Мастер. Иешуа – непривычный, получившийся еще живее, чем в поэме Бездомного, неуверенный, нервничающий, всё же то и дело теряется на фоне Пилата. Зато Воланд – отстраненный, умиротворенный и вовсе не пытающийся играть вселенское зло, – настоящее украшение спектакля. Кстати, артист Алексей Переберин, хорошо справившийся с этой ролью, играл и ту самую Судьбу в «Валентиновом дне» - сущность без пола и возраста, управляющую миром. И когда в финале «Мастера и Маргариты» он, словно дирижер, отбивает своей тростью ритм песни группы Сплин со словами «Господи, ты лучше всех!», вызывая всех «безголовых» героев этой истории на сцену – всё сходится, энергетика захлестывает зал, и зрители встают, чтобы наградить артистов аплодисментами.

Кроме спектаклей

Гастрольная неделя была насыщена не только спектаклями. Артисты и художественный руководитель калининградского театра приняли участие в обсуждении трагикомедии «Валентинов день» со студентами Забайкальского училища культуры (курс Н.Гадомского). Беседа получилась полезной – ребята не только поделились своими впечатлениями от увиденного, но и задали интересующие вопросы о постановке и актерских работах. А молодой артист театра Максим Пацерин даже провел небольшой мастер-класс для будущих актеров.

Нашлось место и для спорта - товарищеский футбольный матч между командами Калининградского и Забайкальского драматических театров завершился со счетом 2-7 в пользу гостей. Калининградцы сразу завладели мячом и уже на четвертой минуте матча забили первый гол в ворота забайкальского драматического, укрепив свое преимущество до счета 0-5 к концу первого тайма. Артисты забайкальской драмы обещали взять реванш в ответном матче уже на поле Калининграда.

 

Автор: Ксения Раздобреева

Источник:"Культура Забайкалья" №9 (28 сентября 2018 г.)

Фото: А.Декина, Е.Епанчинцева, М.Номоконовой, Г.Филипповича

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика